Примерное время чтения: 9 минут
1360

Оперировали с фонариком. Хирург из ЯНАО больше месяца находится в Мариуполе

​Врач уехал добровольцем.
​Врач уехал добровольцем. Фото из архива Кирилла Моря

Ямальский врач-хирург Кирилл Моря проработал пять с половиной лет в Надымской районной больнице. Хорошие отзывы, перспективы, и вдруг 14 апреля он уезжает в Мариуполь. Что сподвигло молодого специалиста поехать на Украину - в материале «АиФ - Ямал».

Перед выбором

Своё решение Кирилл объясняет просто: по-другому не мог. Доктор нашёл в интернете программу «Медики добровольцы на Донбасс», организованную Единой Россией, заполнил анкету. На следующий день ему позвонили, обговорили все вопросы и назначили дату выезда. Кирилл поехал вместе со своим коллегой Денисом Комковым. Где они будут жить, в каких условиях работать - им не рассказали, мужчины знали одно - они едут в Мариуполь.

Хирург самостоятельно принял решение ехать на Донбасс.
Хирург самостоятельно принял решение ехать на Донбасс. Фото: Фото из архива Кирилла Моря

«Я считаю, что именно в такой ситуации, когда ты стоишь перед выбором: откликнуться на призыв о помощи или остаться в комфортных условиях дома и решается, кто ты, - рассказывает Кирилл. - По приезде у нас никакой адаптации не было, сразу поехали в больницу интенсивного лечения Мариуполя. Увиденное было как в страшном сне: не хватало лекарств, перевязочного материала, в первое время спали на полу по шесть человек, электричество только от генератора. При нас бои шли в основном только за «Азовсталь», оттуда раненых солдат в основном везли в Новоазовск, там полноценный госпиталь, есть тепло, свет, вода. К нам привозили всех мирных жителей и часть бойцов ДНР».

Чаще всего врачи сталкиваются с последствиями минно-взрывной травмы. Тяжесть причинённого здоровью вреда зависит от снаряда, в основном поступают с сочетанными травмами, торакоабдоминальными  (насквозь) ранениями. В мирной жизни с подобными травмами Кирилл работал редко, чаще это были ножевые и иногда огнестрельные ранения.

«Как-то во время операции выключился генератор, и мы оперировали с фонариком. Что бы ни случилось: отключение электричества, бомбёжки, врачи остаются у операционного стола и выполняют свою работу. Поначалу всё, что видишь вокруг, вызывает стресс, но постепенно привыкаешь и просто делаешь свою работу. Но прежним уже не будешь. На жизнь начинаешь смотреть по-другому. Это сложно объяснить, но что-то внутри меняется. Навсегда. И то, что раньше казалось важным, теперь не имеет никакого значения», - делится доктор.

Чаще всего врачи на фронте сталкиваются с последствиями минно-взрывной травмы.
Чаще всего врачи сталкиваются с последствиями минно-взрывной травмы. Фото: Фото из архива Кирилла Моря

По словам Кирилла, самое страшное, к чему невозможно привыкнуть, - это смерть детей. Тяжело видеть семьи с детьми, которые лишились всего.

После освобождения Мариуполя постепенно всё, на его взгляд, меняется в лучшую сторону.

Подключили электричество, на некоторых улицах появилась вода, лекарств становится всё больше, улучшается снабжение, гуманитарные грузы приходят регулярно, люди постепенно возвращаются к мирной жизни.

Мариуполь.
Мариуполь. Фото: Фото из архива Кирилла Моря

Сейчас раненых в больнице Мариуполя стало меньше, преобладает гнойно-септическая хирургия (флегмона, абсцессы, синдром диабетической стопы, в большом количестве гангрены конечностей). Как подмечает Кирилл, люди выходят из подвалов с большим количеством декомпенсированных патологий.

Несмотря на то, что Кирилл хирург, ему приходилось оказывать помощь и не по своему профилю. Например, помогать при рождении ребёнка на кесаревом сечении, вправлять вывих бедра, накладывать скелетное вытяжение вместо травматолога.

Здесь люди другие

Здесь всё, по его словам, настоящее - и дружба, и поддержка. Кирилл Моря убедился в этом на личном опыте. Пережить бомбёжки, человеческую боль, страдания можно только опираясь друг на друга.

«Со многими коллегами из Донецка, с которыми вместе работали в Мариуполе, у нас теперь тёплые дружеские отношения, они были очень благодарны, что мы приехали к ним на помощь из далека. Да и с Денисом, если раньше мы были просто коллегами, то теперь настоящие друзья», - рассказывает Кирилл.

Мариуполь. У больницы.
Мариуполь. У больницы. Фото: Фото из архива Кирилла Моря

Денис Комков уже вернулся в Надым, а Кирилл, если получится, собирается пробыть там до июля. Это его собственное решение. Каждый волонтёр сам решает, сколько он там пробудет.

«В основном все едут на две недели. Но на Ямале отпуска большие, поэтому мы можем уехать на дольше. В любом случае на передовой нужна ротация, чтоб с ума не сойти. Сейчас я тоже выехал на неделю, потом возвращаюсь на Донбасс», - говорит Кирилл.

За то время, что Кирилл с Денисом проработали в Мариуполе, у них на двоих осталось много воспоминаний. Вся терапевтическая служба, особенно в ночное время была на Денисе. По ночам вместе обходили пациентов, в основном были терапевтические больные.

Мариуполь.
Мариуполь. Фото: Фото из архива Кирилла Моря

«Сначала я светил фонариком, а он смотрел, измерял давление, слушал, определялись с диагнозом, потом он мне светил, а я внутривенные инъекции делал, потому что медсестёр катастрофически не хватало», - вспоминает Кирилл.

Родственники и коллеги в большинстве своём поддержали решение врача. Хотя, конечно, переживают. Как рассказал Кирилл, поначалу были перебои со связью, хирург сразу предупредил своих, чтобы не волновались, не паниковали и не придумывали ничего, если он не выходит на связь.

«Раньше Мариуполь для меня был всего лишь картинкой, с разрушенными домами, но всё равно картинкой, которую можно посмотреть сидя за ужином на экране смартфона. А сейчас Мариуполь в моём сердце»,- говорит Кирилл.

Теперь Мариуполь навсегда останется в сердце врача.
Теперь Мариуполь навсегда останется в сердце врача. Фото: Фото из архива Кирилла Моря
Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах