Примерное время чтения: 3 минуты
837

Спасение рядового Санго. Ямальский канюк навсегда останется в неволе

Хищная птица сейчас проходит лечение в Санкт-Петербурге
Хищная птица сейчас проходит лечение в Санкт-Петербурге / Марина Вишнякова / АиФ

Путешествие из Салехарда в Санкт-Петербург совершил мохноногий канюк, пострадавший в ямальской тундре. В Северную столицу его отправили на лечение. Как себя чувствует птица и выйдет ли она на волю, узнала корреспондент «АиФ - Ямал».

Необычный пассажир

Среди пассажиров авиарейса «Салехард - Санкт-Петербург» недавно оказался мохноногий канюк. Использовать железные крылья вместо своих ему пришлось по состоянию здоровья. Птицу с травмой крыла подобрал в тундре местный житель, назвал его Санго, приютил и заботился как умел. Позже он обратился в Центр реабилитации и реинтродукции диких животных с просьбой забрать канюка. Переезду Санго в Северную столицу помогали многие - от волонтёров до правительства округа.

«Я даже не знаю анамнеза Санго. Единственное, что мне известно - его содержали в клетке, никто не обследовал и не лечил, поэтому состояние птицы сейчас оставляет желать лучшего, - рассказывает ветеринарный врач Центра Мария Маркина. - Также канюка кормили обычным мясом, что категорически запрещено. Хищным птицам можно давать только цельные кормовые объекты, например, крыс, мышей, суточных цыплят и перепелов. Неправильное питание привело к проблемам с желудочно-кишечным трактом. Лечить нужно и начальную стадию язвенного пододерматита, и пневмонию - следствие содержания в клетке. Из-за того, что Санго не мог нормально махать крыльями и вентилировать дыхательную систему, у него началось воспаление лёгких».

По словам специалиста, крыло канюка уже не вылечить, с травмой нужно работать хотя бы первые недели две, как его подобрали. Поскольку время уже упущено, в прежнее состояние крыло не вернуть, а значит, Санго уже не видать вольного неба.

«Операцию даже не рассматривали, с птицами такое не проходит, они сильно отличаются от собак и кошек, исключения составляют лишь крупные орлы, и то, оперировать их решаются только при благоприятном прогнозе», - пояснила ветеринар.

Роковая ошибка

Сейчас Санго продолжает лечиться в «Сирине». Заведующая стационаром Центра Марина Вишнякова общается со своим новым подопечным каждый день, следит за его состоянием. У Марины сотни крылатых - все с непростой судьбой. Стационар она открыла на собственные средства прямо на территории своего дома. Как и Центр реабилитации и реинтродукции диких животных, больница существует за счет благотворителей и неравнодушных.

«Сотрудников на оплате нет, приходится еще где-то работать, чтобы лечить, содержать, кормить, оплачивать коммунальные расходы. Я одна работаю в стационаре, обследую, лечу поступивших животных. Волонтёров, как с кошками и собаками, для работы с дикими животными не найти, их единицы. В силу времени и возможностей помогает муж», - говорит Марина.

После лечения канюк переедет в авиарий - большой вольер для птиц. Там его ждёт уход, разнообразный рацион из грызунов и птиц, раз в год он будет проходить медосмотр.

«Много ли травмированных хищных птиц подбирают люди?» - интересуюсь у Марины, она, в свою очередь, отвечает не раздумывая: «Много, за прошлый сезон через мои руки прошло более двухсот хищников, не считая уток, чаек, лебедей и т.п. Очень обидно за птиц, которых люди оставляют себе, не обследуя и даже не пытаясь помочь, ведь пуховый совёнок, найденный в лесу, это так мило, а красивым и хищным ястребом можно похвастать перед друзьями. Решение оставить дикую птицу у себя - роковая ошибка, без должного ухода, лечения, корма, такие пернатые долго не живут».

Часть вылеченных птиц сотрудники Центра выпускают на волю, те пернатые, что не смогут жить в дикой природе, остаются в авиарии навсегда. Такая судьба ждет и Санго, ведь на природе с больным крылом он сразу станет легкой добычей для хищников.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах